Полигон

"Астарожно стэкло"

Вениамин Иванович Левин - ветеран Великой Отечественной войны, кандидат технических наук, много лет проработал во ВНИИЭФ, сейчас на пенсии.

   В поезд садились вечером. Начальник эшелона устроил меня хорошо, в двухместном купе почтового вагона. Эшелон был набран из двух пассажирских, двух почтовых и нескольких товарных вагонов. Ночью поезд почти не останавливался. Утром следующего дня я проснулся рано, было очень тихо. Из окна (я спал на верхней полке) был виден товарный состав, стоящий на соседнем пути. Между составами появились наши ребята и стали оживленно разговаривать, показывая на дверь товарного вагона против нашего окна. Там мелом очень крупно было написано: "Астарожно стэкло". Грамотность писавшего уже о многом говорила. Через несколько минут дверь вагона немного приоткрылась. Увидев интерес публики к вагону, хозяин быстро раскрыл дверь на всю ширину. Приветливо здороваясь, вынул прилавок, вставил его в специальные пазы в проеме двери, на прилавок водрузил десятилитровую бутыль и молча стал наливать в шеренгу стаканов красное вино. После объявления цены руки потянулись к стаканам. Мы стояли минут пятнадцать, и многие успели выпить по стакану, а кто и по два хорошего сухого вина.

   Поезд останавливался редко и, как правило, в стороне от пассажирских вокзалов. Ночью, минуя Волгоград, проехали плотину электростанции и долго стояли за плотиной. С рассветом тронулись дальше. Местность стала совсем другой, на все четыре стороны раскинулась степь, не на чем остановиться взгляду, безбрежная равнина - полынь, чабрец, ковыля да перекати-поле.

   Скоро приехали к месту назначения. В то время немногие знали, что это Капустин Яр, привыкли называть его ГЦП (Государственный центральный полигон) или в/ч Вознюка (фамилия начальника полигона). Капустин Яр - городишко из глинобитных домишек, отделенный от в/ч колючей проволокой и шлагбаумом с военным постом.

Началась разгрузка эшелона, участвовали в ней все пассажиры, имевшие представление о деликатности груза.

   Дальше ехали на автобусах и довольно долго. Населенный пункт, куда мы приехали, назывался "площадкой" и состоял из пары двухэтажных гостиниц и еще нескольких кирпичных зданий.

" Филин" учится летать

   Первые дни жизни на площадке походили на отпуск. Бездельничали мы потому, что требовалось время на перевозку груза, в первую очередь головных частей (ГЧ). Перевозка ГЧ была процессом сложным, требовались мощные грузовики, дизели. Когда везли ГЧ, дорога полностью перекрывалась. Машина с красным флажком должна была двигаться со скоростью около 20 км/ч. Пропускали ее без задержек, спереди и сзади шли машины сопровождения. Встречный транспорт должен был останавливаться у обочины. Наконец нас в автобусе повезли на площадку, называвшуюся, кажется, 4Н, до нее было километров пять. По периметру - кирпичный забор, по углам - сторожевые вышки и проходная у ворот. В центре - большое здание высотой в два этажа, большие окна и ворота, широкие, высокие и тяжелые. Здание было оборудовано всем необходимым для такелажных работ, ручнымм цепными подъемниками и рельсовыми дорожками. Несколько дней ушло на размещение всякого оборудования. ГЧ были сложены в конце зала и зашторены темно-зеленой занавеской.

   Теперь о ракете "Филин". Эта пороховая ракета по дальности стрельбы предназначалась для тактического применения, проектировалась как носитель ядерного заряда. Для нее во ВНИИЭФ разрабатывался ядерный заряд и автоматика его подрыва. Разработкой автоматики были заняты инженеры: Луговской, Кляро и я; техники: Корегин, Брюханова, Голубенко. Кого-нибудь я мог забыть, в связи с чем прошу прощения, ведь прошло больше сорока лет. Я считался ведующим разработки схемы. Принципиальная схема автоматики подрыва ГЧ "Филина" утверждалась Ю.Харитоном. Мне кажется, это была последняя схема, утвержденная Ю.Б. Затем эти обязанности были возложены на С.Кочарянца.

   Летные испытания ГЧ для всех типов носителей обычно состояли из нескольких этапов, которые отличались по сложности состава электрооборудования. Первый - наиболее простой, а последний соответствовал полному составу элетроавтоматики боевого ГЧ без ядерного заряда. Наша задача состояла в том, чтобы проверить работоспособность ГЧ при летных испытаниях в составе первого этапа.

   Предстартовая проверка не заняла много времени, и ГЧ повезли техническую по зицию для стыковки с ракетой. Ракетная позиция была большим ангаром, где было много носителей, как заправленных порохом, так и пустых. Ракету с ГЧ затем грузили на пусковую установку - танк без башни с двумя кабинами спереди. На этой установке ракета с ГЧ перевозилась на стартовую позицию. Во время стыковки я услышал довольно громкие удары, и меня это очень заинтересовало. Пройдя вглубь ангара, я увидел поразительную картину: солдат огромным деревянным молотом со всего размаха забивал большой кусок пороха в двигатель ракеты... Он был почти метр длиной с треугольным сечением, площадью около ста квадратных сантиметров. Мне стало не по себе, и я постарался быстро ретироваться.

   На позиции, сделанной в виде прочного бункера, был наш стартовый пульт. С него вводилось полетное задание, проводился необходимый контроль и подавалась команда на старт. От того, насколько точно произведена наводка на старте, зависело попадание в цель, так как в полете ракета была неуправляемой.

   Тогда мы не знали, что ракета "Филин" обречена, что ее разработку прекратят. Это произошло позже, при натурных испытаниях "Филина" с ядерным зарядом. Из-за отказа высотомера ядерный заряд сработал совсем не там, где должен бы, и "загрязнил" поле, на котором мне пришлось впоследствии работать. Прежде чем свезти ракеты на свалку, их не раз демонстрировали на Красной площади в дни праздников.

   Но тогда мы еще ничего этого не знали... Испытания ГЧ первого этапа закончились в общем положительно.

Перед началом второго этапа сделали перерыв в работе, у ракетчиков что-то не ладилось, а у нас была готова очередная ГЧ.

   Через некоторое время приехал главный конструктор С.Кочарянц, дело сразу сдвинулось с места, повезли ГЧ второго этапа на стыковку. Эта ГЧ была значительно сложнее: добавился блок автоматики, разработанный нашим КБ и КБ Москвы, радиовысотомер и фоторегистраторы. Эти блоки доставались с места падения ракеты.

   Когда я приехал к "Филину", уже была выкопана яма, за кучей земли был едва заметен экскаватор. Мы нашли только один блок. Раскопки были приостановлены, ждали результатов расшифровки, чтобы решить вопрос о продолжении работ.


Ахтуба. Здравствуй и прощай.


   Второй этап испытаний закончился. Начали частичную консервацию аппаратуры в здании площадки. Получили крупные суммы денег, и шли операции перерасчета между сотрудниками. Приближался знаменитый молодежный фестиваль, каждому хотелось посмотреть на невероятное событие в Москве.

   У кого-то родилась идея отметить большой рыбалкой на Ахтубе завершение этапа испытаний. Выбрали, в основном выбирал Кочарянц, срок проведения мероприятия и стали к нему готовиться. Возни было много, собирались выехать на весь день.

   Река Ахтуба в то время была мало кому знакома, во всяком случае мне, и интерес к ней тогда был весьма относительный.

   Приехали в пойму реки с множеством озер. Все сразу занялись устройством лагеря. Рыбаки растянули бредень, готовились ловить рыбу и раков в озерах, другие вытащили сиденья из автобуса и разложили их по кругу. Стали таскать сухие сучья для костра.

   Наловили большую шевелящуюся кучу раков, которых нужно было постоянно пасти, а то они все время расползались. Раков и много рыбы сварили. После застолья все полезли в воду - кто в озеро, а кто - в речку. Играли в футбол на песчаной косе, ныряли в озеро. Об этой рыбалке можно писать много, но это уже не будет интересным, прошло много времени с тех пор, и Ахтуба стала для всех нас речкой, почти как Мокша, только немного дальше, и что было интересным, стало тривиальным.

Прошло несколько дней, у нас на площадке все было запаковано, опечатано, и мы готовы были ехать дмой.

   Рано утром мы сели в автобус, чтобы доехать до аэродрома в Волгограде, билеты на самолет обещал штаб полигона. Из Волгограда в Москву прилетели к вечеру.

   В Москве бушевал фестиваль, автобус с трудом продвигался по улицам, везде толпы народа, гости - в национальных костюмах, шум, крики и песни. Утром мы все были во Внуково на условленном месте. Подали пассажирский вариант "Дугласа".

   Заключительные летные испытания ракеты "Филин" с ГЧ проходили на полигоне зимой. Руководил экспедицией полковник Сербин. Полигон выглядел тоскливо, сильный мороз и постоянный ветер были неизбежны.

   После зимней командировки мне не приходилось больше быть на полигоне, и я не жалею об этом, все хорошо в меру.


В.И. Левин


Пожалуйста, оцените эту статью. Ваше мнение очень важно для нас (1 - очень плохо, 5 - отлично)
                   

Добавить комментарий
X
ИМЯ: EMAIL:

Сколько будет 82+8? Введите проверочный код


Комментариев к статье: 0
Copyright © Ян Середа, 2000-2012.
Site powered by IndigoCMS 2.5
Страница сгенерирована за 0.011 сек.