Первые шаги глазами рядового

Проходят годы и события, не закрепленные на любом из носителей памяти, сглаживаются или исчезают. Становится сложным что – то уточнить, докопаться до истины, а может открыть для себя новые факты исторических событий. Объективно наиболее правдивыми, интересными и ёмкими, затрагивающими великие вехи страны, являются мемуары людей, ставших непосредственными творцами истории. Однако, чтобы проникнуться духом ушедших дней интересно взглянуть на них глазами рядовых участников событий.

Не привязываясь к шестьдесят пятой годовщине образования полигона Капустин Яр, мне хочется поделиться теми неизвестными (как мне кажется) фактами жизни, рядовой службы бойцов и деятельности самого полигона. Эти факты стали мне известны из бесед с моим отцом – Силяковым Леонидом Васильевичем (1927-1999гг), который служил на полигоне с 1947г. по 1951г. в должности заправщика топлива.

Силяков Леонид Васильевич (1927-1999гг).

В бригаду особого назначения (БОН) под командованием генерал-майора А.Ф.Тверецкого рядовой Силяков Л.В. был направлен в апреле 1947г. В это время бригада располагалась в Тюрингии. Основным видом деятельности бригады на тот период являлся демонтаж любого основного и смежного оборудования по производству, запуску, эксплуатации ракет, сбор всевозможных приборов и подготовка всего хозяйства к переброске на место дислокации в Капустин Яр и в Подлипки (Московская область). Сбор осуществлялся по всей территории Германии, оккупированной нашими войсками. Демонтажу подвергались любые мелочи, включая электрические провода и зарытые кабели.

Военный билет Силякова Л.В.

При разделе оборудования учитывались интересы и немецкой стороны. Однотипное оборудование делилось поровну, и одна часть оставлялась на предприятии. Участвуя при разделе имущества одного из заводов, двум молодым бойцам, включая отца Силякова Л.В., ну, очень приглянулась швейная машинка. Этот аппарат значительно смог бы упростить и скрасить тяготы армейской жизни. И благодаря воинской смекалке, швейная машинка оказалась вне завода. На следующий день территория завода была оцеплена, и началось массовое прочесывание территории завода. Силы, брошенные на организацию поиска, и активные действия военизированной охраны были настолько значительными, что не могли быть не замеченными бойцами бригады БОН. Александр Федорович Тверецкий разъяснил бойцам, что пропало очень ценное оборудование. А на уточняющий вопрос, на что это оборудование похоже, отметил, что оборудование напоминает швейную машину. После некоторых колебаний, виновниками катавасии доложили генерал–майору о нелепой «случайности». Последовал строгий генеральский приказ о неразглашении какой-либо информации. Так в Подмосковье оказались две уникальные шлифовальные машинки фирмы «Carl Zeiss» для доводки оптических линз малого диаметра.

Европейский налет с бойцов БОН начал исчезать еще на пути следования крытых вагонов спецэшелона по направлению в Капустин Яр.

Группа бойцов из состава стартовой команды на фоне брезентовых палаток.

Денежное довольствие в валюте, питание, мягкий климат остались где-то в Тюрингии. По прибытии в 1947г. на место дислокации на многие месяцы службы казармой стали брезентовые палатки. При сильных порывах ветра, которые случались довольно часто, брезентовый лагерь разлетался мгновенно. Приходилось собирать палатки по ближайшим окрестным местам. Проживание в палатках осложнялось соседством с природой степи, неприятными гостями становились змеи и даже вараны, заползающие в незащищенные жилища.

Одним из первых мероприятий по устройству полигона был приказ об удалении гражданского населения с окрестной территории полигона. Кочевников со всем скарбом сажали на машины и вывозили за сотни километров. Через некоторое время они возвращались, и всё повторялось вновь. И только после уничтожения источников пресной воды посредством подрыва, территория полигона стала полностью подготовлена к проведению испытаний.

Испытание новой ракетной техники проходило негладко. Нештатные ситуации при запуске чередовались удачными пусками. Подготовка к старту, пуск, выезд на место падения ракет, а далее сбор всех оставшихся разрушенных частей ракеты - это будни ракетного полигона.

На строительстве второй площадки полигона Капустин Яр.

Основная часть пусков ракет осуществлялась без снаряжения боевой части ракеты взрывчатым веществом. Восемьсот килограммов тротила заменялись эквивалентным весом речного песка. Первый же пуск в снаряженном состоянии привел к неприятному последствию. Ракета отклонилась от заданной траектории и упала близь Н –ой деревни. Местный пастух, который был свидетелем падения ракеты, сообщил, что он наблюдал падение самолета, но летчик не спасся. На месте падения образовалась огромная воронка, а деревня осталась без соломенных крыш и оконных стекол. Созданный военный ремонтный отряд в течение нескольких недель восстанавливал разрушенный населенный пункт.

Бойцы отделения заправки (Силяков Л.В., Павел, Николай).

Фотография датирована 20.10.48г.

 

Пристальное внимание испытаниям на полигоне Капустин Яр уделяли западные спецслужбы. После очередного пуска ракеты с постоянной регулярностью по радио сообщались результаты испытаний. Оглашались координаты падения ракеты, дальность полета, степень ее отклонения от траектории. Имея под рукой мощные радиоприёмники, бойцы были информированы о поступающей из-за рубежа служебной информации. Неприкрытый интерес спецслужб отражался на жизни всего состава ракетной части. Руководство части держало личный состав практически как «за колючей проволокой», пытаясь выявить шпионов. Генерал-майор А.Ф. Тверецкий всячески сглаживал существующий режим отеческими словами: «Ищем сынки, ищем».

Заправщики стартовой команды. Фотография датирована 26.04.50г.

В условиях отрезанности от гражданской жизни, огромный интерес вызвало появление в расположении ракетной части новенького никем еще не виданного автомобиля «Победа». Отъезд автомобиля завершился уменьшением личного состава части на три человека. Как было в последствие доведено до сведения бойцов: «Офицер, секретарь штаба и кино- и фотодокументалист из состава стартовой команды были уличены в государственной измене». Информация о результатах пуска ракет на полигоне на некоторое время прекратилась. Разоблачение кино- и фотодокументалиста отразилось на дальнейшей службе Силякова Л.В. примерно на полгода. В этот период времени в любой момент дня и ночи он методично был вынужден писать автобиографию в стенах первого отдела. Эта процедура была вызвана тем, что, по мнению руководства, боец «не разглядел врага», хотя их спальные места с кино- и фотодокументалистом находились в одном блоке двухъярусных кроватей.

Огромной проблемой на полигоне считалась слабость ракетчиков к ракетному топливу (79% этиловому спирту). Любой результат испытаний так или иначе сопровождался уничтожением ракетного топлива как гражданским контингентом, так и военным. Особенно этим страдала и поэтому часто менялась часть офицерского состава, ответственного за сохранность топлива из подразделения обслуживания и материального обеспечения. Ситуация обострилась настолько, что в какой–то момент заправщик рядовой Силяков Л.В. был назначен на некоторое время заведующим складом ракетного топлива, поскольку считался наиболее устойчивым к употреблению ракетного топлива.

Ракетное топливо играло многофункциональную роль. При испытаниях очередной ракеты, Р-1 не ушла со стартового стола и стала «дуться». Каким-то образом заправщик Силяков С.Л. переключил клапан и предотвратил взрыв и разрушение ракеты. По приказу Королева С.П. за проявленную смелость он был награжден двумя канистрами спирта и отправлен в кратковременный отпуск на родину.

В качестве развлечения использовался и другой компонент ракетного топлива (окислитель) – жидкий кислород. Вновь прибывшие или командировочные проходили через обряд посвящения. На спор пилотка, а чаще всего офицерская фуражка разбивались на мелкие кусочки под общий хохот. В 1950г. шло формирование новой бригады особого назначения и к каждому бойцу стартовой команды были прикреплены несколько офицеров для стажировки.

Хочется надеться, что данная статья попадет к заинтересованному читателю и получит отклик ветеранов или их родственников, опознавших себя или солдат в/ч 15646 на фотографиях, приведенных по тексту. Было бы здорово узнать имена первых ракетчиков на этих фотографиях, а может быть получить новые фотографии. К сожалению, описанные события и фотографии – вот то немногое, что осталось в моих воспоминаниях и удалось сохранить, а хочется намного больше.

С уважением, Силяков Сергей Леонидович.

Контактный E-mail: sslssl@inbox.ru

Личный состав в/ч 15646. Часть состава первой и второй стартовых команд на фоне монтажно-испытательного корпуса полигона Капустин Яр. Фотография датирована 20.04.51г.

Обратная сторона фотографии.

Михаил.

Фотография датирована

28.05.50г

Павел.

Фотография датирована 17.11.49г

(по-видимому Самков Павел Иванович)

Баранов Николай.

Фотография датирована 09.05.50г

 

 

Фотография сделана в спец.поезде на полигоне Капустин Яр.

 

 

 

В столовой воинской части.

 

Новый 1951год.

 

 

От плетня до ракеты один шаг.

 

 



Пожалуйста, оцените эту статью. Ваше мнение очень важно для нас (1 - очень плохо, 5 - отлично)
                   
Купить Дозатор - дозатор муки. Дозаторы для инертных, химдобавок.
Copyright © Ян Середа, 2000-2012.
Site powered by IndigoCMS 2.5
Страница сгенерирована за 0.011 сек.